о нас пишут

GT: Красная Поляна. Горки, хмели, дороги и эпики

Амбассадор GT/Триал-Спорт рассказывает о своём велотуре в Сочи
Прекрасная солнечная погода, весь день сопровождавшая наше вчерашнее катание на Розе Хутор и созерцание «огненных бетонных» заездов в бобслейном желобе, пообещала остаться с нами и на следующий день, так что я решил провести его в одной из наиболее известных и обсуждаемых краснополянских велодостопримечательностей. Имя ей - Горки Город.
Проект курорта получил право на жизнь в 2010 году, а в 2014 стал неотъемлемой частью прошедшей Олимпиады. Это действительно целый город, с бурлящей инфраструктурой в «нижних» и «верхних» кварталах, предлагающий массу развлечений для семейного отдыха и, подобно Лас-Вегасу, встречающий своих посетителей роскошным казино. Моя же главная цель – байк-парк, возведенный в рамках летней программы отдыха и продолжающий своё развитие.

Сейчас в парке действуют 7 трасс с единым началом: "Ежевика" с названием, намекающим на черноту, пять изобилующих трамплинами-столами и доходящими до человеческого роста контруклонами синих трейлов, а также приятная даже для новичка зеленая "Столовая", где опытный пользователь MTB в нежелании простаивать может отдохнуть и расслабиться.

Исследование парка мы (Алла, Дима и я) решили провести от «простого к сложному». Купив в кассе дневной байк-пасс, сразу отправились к подъемнику, возле которого уже сновали велосипедисты.
Одной наиболее распространенных из жалоб на парк, которую я слышал ранее – это долгое ожидание кабин подъёмника, оборудованных креплением для двух велосипедов. Перед нами в очереди было 4-5 человек и ожидание «своей» заняло не более 10 минут + ещё 10-12 минут занял сам подъем. Всего же в этот день по трассам парка каталось человек 35-40. Сидя в кабине подъемника, я подумал, что недовольные его работой или попадали в аншлаг или ожидали от него сервиса на уровне телепортации. Миф развеян, и я переключился на обозревание открывающихся из кабины видов.


Синие трассы, куда мы отправились после зеленой, мне показались однотипными и похожими друг на друга как близнецы. Стол-вираж-стол. В различных комбинациях от начала и до конца. Общее впечатление от них, как и от их состояния, осталось приятным, но после одного-двух прокатов по каждой из них я уже перестал отличать их друг от друга и немного заскучал. Впрочем, почти полное отсутствие экшн-фото, сопровождающих текст в этом разделе – свидетельство того, что останавливаться не хотелось, а значит, «синяя» каталка удалась! Единственное, что вызвало недоумение, так это название одного из трейлов: Crimean Trip – самого непросохшего из всей пятерки. Враки, в Крыму, откуда я приехал, летом не бывает так грязно. )) Впрочем, не настолько, чтобы после «Крымской» меня не пустили на подъемник, заставив воспользоваться бесплатной мойкой возле посадки на нижней станции.

Что ещё? Чуть ниже верхней станции Вова Че и сотоварищи недавно соорудили деревянный шор с перилами по склону, избавляющий проезд через инфраструктуру Верхних Горок к воротам парка и экономящий время. В отдельных местах трассы имеют «срезки», добавляющие им разнообразия и интереса. А ещё в этот день в Горках я встретил своего старого товарища – Алексея «Alpo» Портнягина, присоединившегося к нам для изучения свежего черного маршрута, запущенного чуть более месяца назад и определившего самого быстрого даунхилльщика страны.

Начало трассы Чемпионата стоит особняком от остальных трейлов и вход на неё пикантен. Необходимость спешиться и перелезть через дорожный отбойник (другого способа попасть на старт я не знаю) я готов списать на «молодость» трейла, а вот мусор, оставленный здесь катальцами-поросятами простить не могу.

Это был мой первый трейл в Горках, где трамплины вынуждали останавливаться и «перезаходить», а самые жесткие из них – пользоваться объездами. Где есть реальный уклон, щекочущий нервы, а каменные секции – самые ждущие в свои объятия. Где можно перевести дух на «зеленых» траверсах и снова нырнуть в «черную» пучину. Вчерашний день хорошо подсушил трассу и «держак» был отменным, но даже в таком виде некоторые съезжалки стали предметом консилиума по выбору траектории. Как под дождем тут ехали участники Чемпионата, мне оставалось только догадываться и преклоняться перед их скиллом и отвагой.

Главным симптомом насыщения Горки-Городом стала усталость после подробного знакомства с каждым из его переулков. Помыв велик и взбодрившись легким перекусом в одной из кафешек, я отказался от приглашения Аллы вернуться в «Горный Воздух» на бусике и насытил свою ностальгию, покатив домой самокрутом. Подъем, предшествующий въезду в поселок и 15 лет назад вызывавший отвращение у меня и моего даухильного байка, сегодня даже после трудового дня прошел почти незаметно и в мыслях о том, что будет завтра.

Газпром. Этот горно-туристический центр у меня, как у велосипедиста, остался самым непонятым и самым «проходным». Во-первых, здесь вас не пустят на подъемник с байком, а дорога на верхнюю станцию мало того что имеет очень некомфортный градиент для самокрута, но и движение на велосипеде по ней строго запрещено. Во-вторых, на территории курорта трейлов (в нормальном понимании этого термина) нет, а те, что предлагаются – вызывают лишь усмешку. Дима рассказал, что «Газпром», поглядывая через ущелье на Горки и Розу, тоже было вознамерился создать байк-парк и даже оборудовал ради этого несколько участков местных пожарных дорог, пока однажды кто-то из его «чином высоких» гостей не обратил внимание, что в сырую погоду они слишком «грязные» после чего грунтовки частично закатали в асфальт.

Тем не менее, мы здесь, и наш визит сюда имеет свою причину – тур в заповедник, а именно - в Бзерпинский Карниз и далее к озеру Холодное. Купив билет на разовое посещение (он же – пропуск на территорию курорта), мы на машине поднялись к верхней станции подъемника, где выгрузили велики продолжили движение выше уже на них. В отличии от Розы и Горок, кишащих людьми, территория Газпрома оказалась совершенно безлюдной, почти вымершей, если не считать строгую охрану и спортсменов – бегунов и лыжероллеров (здесь находится лыжно-биатлонный комплекс «Лаура»). Мрачность общей картине добавила куча информационных табличек, запрещающих проход туда или сюда вместо указания направления движения к «Пихтовой Поляне», где начинается заповедник, наш маршрут и самое интересное, ради чего мы сюда и приперлись.

Первая часть пути – тропа, петляющая в лесу. Её начало довольно гладкое, вроде едется, но тяжело и недолго.

Выше градиент увеличивается, и включается режим «портаж», оказавшийся целой наукой для моих новых друзей Макса и Рубена - хранителей спота в столичных Сокольниках, специалистов в дерте и новичков в АМ-каталове, особенно в его пешей части. Эти двое москвичей любопытны как еноты, а позитивны как подопечные Мэри Поппинс, большинство горных вылазок я провел в их компании и не без удовольствия отмечу, что сохранил о ребятах самые теплые воспоминания.

Наш выход на тропу не был супер-ранним и вот почему. Лесная тропа и её рельеф очень популярен у спортсменов и, пока мы поднимались, каждые несколько минут навстречу нам кто-то бежал. То в одиночку, а то и целыми группами. Я уважаю спортсменов и понимаю, что вынужденная смена тренировочного ритма на противоходе для них как минимум неприятна. Но чесслово, это общественная тропа, а не стадион, я устал шарахаться от них с байком на плечах, равно как и от игнора в ответ на традиционное в горах приветствие. И решил воспользоваться одним из правил горного трейл-этикета, горячо поддерживаемым самим Хансом Рэем – «преимущество на тропе у того, кто ниже». В узких местах бегуны «ныряли» под байк, покоящийся на плечах, однако я не слишком наглел и всё-таки уступал, особенно дамам и везде, где это было возможно. Впрочем, чем выше мы лезли, тем меньше мы/нам мешали: спортсмены – пташки ранние и уже заканчивали свою тренировку. Набрав таким образом метров 450, мы вышли к смотровой площадке, где отдохнули, подкрепились и осмотрели окрестности и их вершины: Аишхо, Чугуш, Ассара, Джемарку, гору Воробьева, хребет Дзитаку и, конечно верхнюю точку Газпрома - Поляну 1389.

Дима остался продолжать полировать бетон в «Санках», а наш трейл-гид Алла, когда не баловала историями про окружающие нас красоты, предавалась собственным развлечениям, не мешая нам любоваться видами. А посмотреть, действительно, было на что. Пройдя дальше, выше – ещё одна видовая площадка с заботливо установленными лавочками для «залипания».

Ещё немного выше – и мы уже в зоне альпики. Тропа местами позволяет крутить и даже иногда ныряет вниз серией свичбеков, чтобы потом снова то плавно подниматься, то резко взлетать по сыпушному скальнику.

Наконец, мы выбрались к Бзерпинскому Карнизу (его название происходит от речки Бзерпь, берущей здесь своё начало в виде ручейка, и особенности скальника, нависающего над ущельем). 2100 метров н.у.м. Возле него – десятки деревянных настилов для установки на них туристических палаток на случай, если туристы приходят или с ночевкой, или захотят налегке сходить выше, к Медвежьим воротам или на гору Табунная. В день нашего визита многие настилы были заняты.



Всё? Ну нет! Еще три километра несложного крутилова по плато, нырок в поле с гатями, перекинутыми через ручьи и выезд к Холодному озеру с температурой воды, полностью соответствующей его названию. Желающим окунуться оказался только Рубен, взбодрившийся настолько, что чуть не испортил камеру, забыв надеть на неё защитный кожух во время своего заплыва.



От озера мы поехали обратно. Да, Алла заранее предупредила, что наш эпик-маршрут - реверсный. Назад мы возвращаемся тем же путем. Зная по себе, что вряд ли ребятам захочется останавливаться ради экшн-фото на спуске, с помощью Аллы я запасся ими в паузах во время подъема – местах запланированного отдыха или ожидания своих товарищей, менее готовых к «портажам», закрутам и связанным с ними лишениям.

Путь вниз мы проделали практически нон-стопом, с редкими остановками лишь для того, чтобы собраться вместе и снова продолжить движение. Чтобы перевести дух после небольших, но резких «торчков», встряхнуть забитыми от напряжения руками и снова насладиться окружающей нас безмолвной, но кричащей красотой. Лесная часть оказалась самой шикарной, а срезки, протоптанные бегунами – полезно-интересными.

На этом всё, если не считать крадущийся и аккуратный, чтобы не получить бан от охраны курорта, прокат к стоянке, загрузка великов в бусик и асфальтовый серпантин вниз под золотом заходящего за гору солнца. Макс и Рубен, стойко выдержав все издевательства, преподнесенные им сегодняшним днем, торжественно пообещали, что, если завтра смогут встать, то байк в их мыслях будет далеко не первым предметом. А позже вечером я узнал, что Алла решила снова отдать меня на растерзание к Вове «Че» Миланову, уже собравшего группу психов, таких же, как и он сам и заочно вписавшего меня туда же.

Хмелевские Трейлы своим названием обязаны бессточным озерам, находящимся на ровной поверхности хребта Ачишхо (Сочинский национальный парк, прим 1750м н.у.м.), что напротив хребта Аибга, а те, в свою очередь – польскому ученому-ботанику Викентию Фердинандовичу Хмелевскому, жившему здесь в 20-е годы прошлого века и изучавшему местную флору. Лучший способ попасть к началу трейлов – внедорожник с креплениями для байков или прицепом. И то, и другое есть в арсенале Вовы Че, а проблема с компанией в забросках отсутствовала априори.



Хором проголосовав за «Вов, давай для начала чего попроще» и поднявшись примерно на 1км выше Эсто-Садка, мы высадились чуть ниже старта первого блюда дня – трейла «Домашний» (он же – «Школьник», он же – «Жеванный Крот»). Даунхильные байки моих товарищей-сокатальцев из банды «Ну, Погоди!» вызывали смутную тревогу «а туда ли я попал?», а наличие представителя спортивного общества «Дебош», девиз которого «вообще всё пофигу, лишь бы движуха была» (я знаю, было время, когда я и сам состоял в нем) лишь усиливало его. Однако «Домашний» оказался хорошо читаемым, в меру уклонистым и приятным для раскатки. Грунт в большей его части – рыхлый, с хорошим держаком на съезжалках и в поворотах. Словом, со всем необходимым, чтобы почувствовать себя «орлом» и требовать «продолжения банкета».

Второй подъем - и высадка на «Еврейском», обязанным своим названием алчности местных мотоциклистов, решившим вдруг попытаться брать плату с маунтинбайкеров за проезд по его нижней части, во-первых, выкатывающейся в непосредственной близости от их жилища, а во-вторых, как компенсацию им же за время и силы за однажды случившийся попил и растаскивание упавшей на трейл пары-тройки деревьев. Юмор и благоразумие Вовы Че победили этот человеческий порок. Второе, известное мне название трейла – «Вьетнам» за Вовин клич, брошенный однажды: «Дима, подожди. Я потерял ногу!». В общем, все эти истории, рассказанные во время подъема, намекали на то, что катание ожидается веселым. Так оно и случилось. Уклон и грунт жестче, камней на нем больше, а ближе к концу – королевский 20-метровый прямик-съезжался на дикой скорости между деревьями. После выката на асфальт и небольшого проката по нему – новая трейловая порция, мягкая, как подушка, взбитая мамой, и ласковая, как Битцевская бабушка. Водички? Нет проблем, чистая и вкусная! А вот третий трейл я буду помнить долго… Несмотря на то, что его старт находится на добрую пару сотен метров ниже двух предыдущих, уровень выживалова на нем по шкале тропокатальщика выше на такую же добрую пару сотен баллов, до краев наполненную страхом. Поляна между тем живет своей жизнью, не подозревая, какие страсти кипят наверху. Имя ему - Ибун-Гора (первая буква в названии трейла изменена по этическим соображениям). Начало довольно спокойное, но дальше начался Ад, бросивший вызов всему моему МТБ-существу и объяснивший причину, почему этот трейл раскатан менее остальных. Это - дикий уклон с «живыми» камнями, улетающими вниз, это неочевидные узкие полки, в которые если не впишешься – улетишь вслед за ними. Я честно пытался, падал, поднимался, возвращался на трейл, продолжал и снова падал под восторженный обезьяний визг Вовы Че, сражающего с трейлом где-то внизу. Пополнение в наших рядах в лице новоиспеченной Чемпионки ДХ Веры Дутовой, возвращающееся после тренировки, встреченное перед заключительным подъемом и позволившее себя уговорить на это приключение, тихо материлось за моей спиной. А я сгорал перед ней от стыда и снова Фениксом возрождался из пепла, видя, что она, как и я, наиболее сложные участки трейла преодолевает рядом с велосипедом, а не на нем. И снова садился на байк и, иногда удачно, пытался ехать. Лишь телефон, отданный укатившему вниз Вове с целью «ловить моменты, мне надо, мне для отчета», помогал сохранять решимость и уберечь планету от новых шрамов, оставленных выступающими частями байка и тела. Наконец, трейл стал выполаживаться и под Вовин издевательский возглас фальцетом: «давай, красавчег, ю лук лайк э про» я выкатил на его вторую часть.

Далее было заметно проще. Траверс с корневыми секциями, нырки в мотоколеи, усиленные дождевой водой – всё это было уже ничто по сравнению с тем, что мне довелось испытать ранее. А выкат прямо к «Горному Воздуху» намекнул о том, что, если трейл привел к порогу дома – значит, это судьба и на сегодня катание можно закончить. И я был не одинок в этом желании.

Собрав народ, Вова повез развозить их по «норам». Желающих посетить другие трейлы, также входящие в список Хмелевких, не нашлось. Я тоже загрузился в прицеп, но лишь с целью добраться до Горок, чтобы помыть там байк, пообедать в кафешке и встретиться с Аллой, освободившейся после своих дел….



Во время ожидания её в уютной тени, созерцания видов на Аибгу и переваривания впечатлений, мне повезло увидеть поезд, лишь пять раз в сутки прибывающий к Розе Хутор. «Хороший знак для вечера трудного дня» - подумалось тогда.

Ущелье Ахцу - Старая Полянская дорога

Утром следующего дня я понял, что ночь не смыла чувство усталости. Я накатался досыта. В горы ехать не хотелось. Тело просило отдыха, а отметины вчерашних падений – пощады. Алла, как добрый доктор Айболит, нашла средство, прогоняющее хандру и не позволяющее прожить день зря – прогулку по Старой Полянской Дороге. Той, единственной, которой 15 лет назад мы добирались из Адлера в Поляну и обратно. Я знал, что сейчас она закрыта, что там летают камни, что «дорожное» приключение безыдейно для АМ-маунтинбайка, но чувство ностальгии победило все остальные.

К моему удовольствию, Макс и Рубен, успевшие отдохнуть после эпика к Бзерпинскому Карнизу пока я развлекался в Хмелях и возжелавшие потратить пол-дня на парковые трэйлы в Горках, условились присоединиться к нам после полудня. Дима поехал добивать финал «Beton on Fire», а Алла, строго наказав Санте не выскакивать из окна по поводу и без, выступила в роли экскурсовода.



Время не пощадило дорогу, ныне закрытую шлагбаумами и предупреждающими табличками для проезда. Камнепад, частично заваливший её до смятых завалами ограждений, упавшие деревья – кого это остановит? Оказавшись здесь, я снова вернулся на многие годы назад и позволил себе отстать от друзей, уехавших вперед, чтобы побыть в одиночестве и отдаться полузабытым воспоминаниям. Пение лесных птиц, возвещающее о победе природы над цивилизацией, которую видно, но почти не слышно. Выезд на новый участок и вновь единение с ними. Птицами, звуками и воспоминаниями. Так, то сливаясь с новой дорогой, то снова объезжая тоннели по старой и наслаждаясь её опасной красотой, мы доехали до поселка Казачий Брод и спустились ниже, к форелевому хозяйству, где отужинали и дождались Диму, приехавшему на бусике забрать домой усталых, но довольных впечатлениями путников.
На этом мою историю о Красной Поляне можно считать законченной. А ностальгически-исследовательскую миссию - выполненной. Восемь* дней, проведенных здесь, я буду считать прожитыми не зря, сомнения в безыдейности возвращения к истокам горного отечественного маунтинбайка развеянным полностью, а приобретение новых друзей – подарком.
На этом – всё. «Шалость удалась» (с).

Благодарности:
Алла, Дима и Санта из #allabamatour. За приглашение и каждую минуту счастья в этой поездке.
Владимир Миланов. За фан в Горках, за страх в Хмелях, за заразительный позитив.
Анзор Шухов. За вдохновение и веру в возможность того, что кажется несбыточным.
Макс, Рубен и все, с кем довелось встретиться и прокатиться. За то, что вы есть.
Триал-Спорт. За всё вышеперечисленное + за поддержку + за байк + за веру в меня.
Вам. Моим читающим мотиваторам, требующим не останавливаться.

Всегда ваш, АК.

*На самом деле дней было девять. Последний день не имеет отношения к КП и о нем я расскажу отдельно. А вы как думали? Сюрприз. Ожидайте скоро. ))
По материалам trial-sport.ru
Made on
Tilda